Зона комфорта человека. Свобода общения.

Рубрика : Ощущение

зона комфорта человека  свобода общенияКаждый день мы сталкиваемся с множеством поводов усомниться в собственной значимости. В том, что мы – достойные люди, которые заслуживают уважительного отношения. Сегодня утром прохожий задел нас плечом и не подумал извиниться. Вчера сотрудник банка не удостоил не только улыбки, но даже взгляда. Домашние раздражаются из-за ерунды, словно забыв о том, что мы тоже работаем и устаем не меньше их… А на работе начальство воспринимает нас как производственное оборудование, которому не положено ошибаться, волноваться или плохо себя чувствовать. И это не говоря о постоянных стычках в дорожном потоке или в переполненном супермаркете. Что происходит? Мы что – стали невидимками? Или абсолютно всем на нас наплевать?

ОПАСНАЯ СВОБОДА ЧЕЛОВЕКА

Возможно, дело вообще не в нас. Социальный психолог Андрей Иванов полагает, что подобные поступки других людей, способные подорвать самоуважение, – следствие жесткого, индивидуалистического понимания свободы: «Свобода – это необходимое условие реализации сильной личности. Но для слабых она оборачивается огромным испытанием. Соблазн проявить себя, доказать свою силу и значимость – не там, где это действительно необходимо, а в мелких житейских ситуациях и за счет унижения других – оказывается слишком велик». Впрочем, эгоистичный взгляд на свободу вряд ли можно считать изобретением нашего времени. Английский философ Томас Гоббс еще в XVII веке писал: «Свобода – это полное отсутствие препятствий, способных отнять у меня часть сил и помешать мне совершить то, что я хочу». Психоанализ трактует подобное поведение как преобладание инстинктивных побуждений и отстаивание абсолютного права на удовольствие. Совокупность этих побуждений занимает низшую ступень в модели психики, предложенной Зигмундом Фрейдом, и носит название «Оно». Чтобы убедиться в том, как много людей находится во власти «Оно» и разделяет взгляды Гоббса, достаточно зайти в автобус. Типичная сцена: молодой человек, перекрывая шум мотора, что-то кричит в телефон. Сосед, читающий газету, вежливо просит его говорить потише. «Хочешь потише -в такси езжай!» – невозмутимо отвечает молодой человек. На языке психоанализа это означает: «Мое право вести себя как заблагорассудится важнее, чем твое право читать. И это не я проявляю неуважение, а ты нагло требуешь, чтобы я от своего права отказался». 57-летняя Нина, которая ездит в метро каждый день, вздыхает: «Конечно, раньше многое у нас в стране было неправильно. Но люди вели себя скромнее, а уважать старших учили еще в начальной школе». Андрей Иванов предлагает свое объяснение: «Слишком многие ощущают себя сегодня недолюбленными, недооцененными. И всеми возможными способами стремятся к «реваншу». Но не уступить место беременной женщине – это проявление воли безволия. Да-да, внешне такое поведение кажется волевым – неуступчивость, жесткость… Но за этим скрывается слабая личность, не имеющая представлений о нравственности».

ОБЩЕНИЕ: СТРАТЕГИЯ ДОСТОЙНОГО ОТВЕТА

Агрессивность, вызванная неверным пониманием свободы, или нежелание признать человеческое достоинство другого могут проявляться по-разному, но в одном схожи: мы не знаем, как на них реагировать. А что, в самом деле, можно тут предпринять? Кричать, ругаться, угрожать? Некоторые полагают, что они будут лучше защищены, если сами начнут внушать окружающим страх. Но этот расчет не оправдывается: домашние тираны, заменяющие аргументы криком и оскорблениями, никогда не вызывают уважения. С другой стороны, и стерпев то, что нас обидело, и разволновавшись из-за пустяка, мы чувствуем себя не в своей тарелке: нам стыдно, что мы не в состоянии поступить так, как нам хочется. «Как правило, мы не пытаемся разобраться публично в причинах неприятного происшествия, в нашей культуре это не принято, – говорит Андрей Иванов. – К тому же попытка понять суть конфликта обычно приводит лишь к его усугублению. Поэтому чаще всего мы имеем дело с двумя стратегиями – агрессией в ответ на агрессию или уходом из ситуации. Но оба варианта неудачны. Первый может привести к физическим травмам. Второй  к травмам психологическим». Может, нам стоит попробовать взобраться на недосягаемую для нападок высоту? Вести себя так, будто мы всезнающие и безупречные, те, у кого на все есть ответ? Но достичь сияющих вершин признания и уважения сегодня становится все труднее. Врачи сетуют на то, что их не уважают пациенты, а слова священников обсуждают и критикуют на интернет-форумах. Похоже, даже самые непререкаемые авторитеты стремительно теряют вес.

«Мы живем в эпоху парадокса, – отмечает Андрей Иванов. – Всем нужно готовое знание, но при этом любые рецепты стремительно обесцениваются. Авторитет должности, статуса, сана подвергается беспрерывным атакам. Доступ к информации, в том числе и специальной, делает нас все более критичными. Поэтому важным оказывается умение находить решение в конкретной ситуации в конкретный момент». Получается, что демонстрировать свою крутость бессмысленно. Уважение – это прежде всего экзистенциальная позиция, состоящая в признании ценности чувств, мнений и желаний других людей. А чтобы нас уважали, нам предстоит научиться твердо говорить «да» и «нет», отстаивать свое мнение и выражать несогласие, если ситуация нас не устраивает, и не позволять посягать на «защитный шар» нашего личного пространства. Все эти ценные умения сводятся к способности «быть самими собой», считает психоаналитик Жан-Клод Лиоде. Но в этом-то и состоит главная трудность! Кто мы такие на самом деле – именно мы сами, а не наши представления о том, какие мы и кем хотели бы быть?

К счастью, присмотреться к себе, разобраться в собственной жизни и научиться самоутверждению никогда не поздно. Помочь в этом могут психотерапия, тренинги личностного роста или духовные практики – каждый волен выбрать то, что ему подходит. Главное – сформировать адекватную самооценку, которая равно защитит нас и от ощущения, что мы ничего собою не представляем, и от соблазна считать себя венцом творения. Те из нас, кто знает себе цену, реже сталкиваются с проявлениями неуважения и менее болезненно»их переживают, если они все же случаются. Нельзя забывать и о том, что самоуважение не дается раз и навсегда, оно требует постоянных усилий. Однажды начав эту внутреннюю работу, ее мы будем вести всю жизнь.

Разумеется, ни у кого нет полной защиты от чьих-то недобрых слов, реакций и агрессивных поступков. У этой проблемы нет универсального решения. Но уважение к себе -важнейший шаг на этом пути. Другой, не менее важный, – верное понимание свободы. «Нельзя забывать, что свобода – это не эгоистичное «как я хочу и когда я хочу» и не инфантильная тяга к всемогуществу», – предостерегает Жан-Клод Лиоде. Подлинная свобода - это готовность существовать рядом с другими, признавая и уважая их и подразумевая такую же готовность с их стороны. Поступать по отношению к другим так, как мы хотели бы, чтобы они поступали с нами… Мы ведь догадывались, что ничего лучше человечество пока не придумало?

Зона комфорта

Почему, когда незнакомый человек оказывается слишком близко, нам становится не по себе? На этот вопрос в середине прошлого века ответил антрополог Эдвард Т. Холл, показав, что каждого из нас окружает «защитный шар» личного пространства. Его размеры зависят от происхождения человека, его социального статуса, личных предпочтений, культуры, а также степени знакомства с тем, кто к нему приближается. В среднем от 0 до 0,5 м занимает интимная зона, предназначенная для самых близких; от 0,5 м до 1,2 м – персональная зона для общения с близкими друзьями; от 1,2 м до 3,7м-социальная зона, подходящая для делового общения. «В культурах, где принято контролировать эмоции, дистанция между людьми увеличивается, – поясняет психолог Андрей Иванов. – Там, где царят теплые, свободные отношения, -уменьшается, приняты рукопожатия, объятия, похлопывания, жестикуляция свободная. Социальные нормы тоже отличаются: в высшем обществе общение более сдержанное и дистанция значительная. А контркультура настроена на сближение, существует даже протест против дистанции, ее отрицание: все братья, да здравствует коммуна!» Обычно мы очень болезненно относимся к несанкционированному вторжению в нашу зону комфорта. «Личное пространство непременно должно быть проницаемым, чтобы не превращаться в непробиваемую оболочку, скорлупу, -уверен Андрей Иванов. – Но нам важно самим выбирать, кого мы хотим к себе допустить или приблизить. Избирательность позволяет нам защищаться, сохранять себя как личность, индивидуальность». В вынужденном тесном контакте мы теряем себя, наше «Я» разрушается, исчезает, поэтому толпа – один из самых действенных механизмов по обезличиванию человека. «Любой из нас в разных ситуациях может быть более или менее настроен на сближение, -объясняет Андрей Иванов. – Понять, в каком состоянии находится тот, с кем мы собираемся контактировать, готов ли он к близкому общению, мы можем лишь проявляя искренний интерес, присматриваясь и прислушиваясь к нему».

Понравилась статья? Подпишись на обновления!

Введите Ваш email адрес



Рубрика: Ощущение

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.

Нужен ли форум на сайте?

Смотреть результаты

Loading ... Loading ...
Последние записи